Горячая линия 8(8712)22-28-39
       
 
   
 
 
 
 

 

Шустер показал свою патологическую ненависть к России


14.03.2011 13:08
 
Image  Явного недоверия к представителям СМИ у меня никогда не было. В порядке вещей считал некоторые неточности, допускаемые   журналистами при освещении каких-либо событий. Ну, кто не ошибается?! Но никогда мне в голову не приходило, что среди журналистов, обычно принципиальных, высокообразованных, с твердой гражданской позицией людей, могут быть те, кто жаждет бросить в любую бочку меда ложку дегтя. Оказывается среди журналистской братии такие «специалисты» тоже находятся.
 
В этом я убедился, когда прочитал сочинение Симона Шустера, корреспондента журнала «Тайм» по поводу моего выступления на координационном Совете Уполномоченного по правам человека в РФ, на котором присутствовала г-жа Пиллэй – Верховный комиссар ООН по правам человека.
     Шустер пишет, что  « Пиллэй услышала от одного из чиновников искренние слова о положении на Северном Кавказе, причем в форме взрыва эмоций». Да, слова были искренние, но прозвучали они не в форме взрыва эмоций и не из уст чиновника и чеченского активиста,-как пишет Шустер,-а из уст руководителя аппарата Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике, как я и представился, начиная свое выступление. И говорил я совсем не о «положении на Северном Кавказе», а о проблемах поиска похищенных и пропавших во время военных действий в Чечне лиц, строительстве лаборатории по идентификации эксгумированных тел, расследовании уголовных дел, имеющих судебную перспективу быть раскрытыми.
 Находится в состоянии исступления,-как пишет Шустер,- у меня не было никакого повода. Учитывая, что мое выступление не было запланировано, я попросил слово, и Владимир Лукин - Уполномоченный по правам человека в РФ, с присущей ему вежливостью и тактичностью, такую возможность мне представил. По Шустеру- я «просто решил высказаться»… На самом же деле, я специально приехал за 2,5 тысячи километров, чтобы рассказать госпоже Пиллэй о наших проблемах, о которых ей не было сказано при встрече с правозащитниками 13 февраля 2011г. в Москве, в Центре Сахарова. По неизвестной причине, на эту встречу не были приглашены правозащитники из Чечни, хотя там речь шла, в том числе и о Чеченской Республике. Наверное, при их  отсутствии легче рассказывать о Чечне страшные сказки,  которые востребованы на западе.
 Далее Шустер пишет, что я  «пытался попросить Пиллай расследовать военные преступления, которые были совершены в период с 1994 года по 2000год….просил найти могилы 5000 чеченцев, исчезнувших без следа, и установить личности еще 3000, похороненных в братских могилах…». Шустрости Шустера нет предела! Оказывается любую речь можно переделать и представить в форме  абсурда. Ведь очевидно, что человек, который хоть чуть-чуть знаком с мандатом Верховного комиссара ООН по правам  человека, такие вопросы задавать ей не станет.
Для сравнения с сочинением  Шустера, я хочу слово в слово привести свое короткое выступление, которое прозвучало на встрече с госпожой Пиллэй.
Уважаемая госпожа Пиллэй! Я от имени всего правозащитного сообщества Чеченской Республики приветствую Вас.   
Из средств массовой информации нам стало известно, что Вы 13 февраля текущего года в Москве, в Центре Сахарова встречались с правозащитниками России. На этой встрече, говорят, речь шла и о  нарушениях прав человека в Чеченской Республике.
Хотелось бы знать, почему на эту встречу не были приглашены правозащитники из Чеченской Республики?
Если я не ошибаюсь, на этой встрече о состоянии дел в области соблюдения и защиты прав человека в Чеченской Республике говорили люди, которые обычно ищут в нашей республике негатив, благодаря чему они успешно отрабатывают зарубежные гранты. А вот, правозащитники из Чеченской Республики могли бы рассказать Вам о проблемах, без разрешения которых в душах большинства людей никогда не закончится война.
В списках похищенных и пропавших без вести во время военных действий в Чеченской Республике числится 5 тысяч человек. Известны десятки мест массовых захоронений трупов людей, убитых во время так называемых зачисток. По разным источникам их количество оставляет около 3 тысяч трупов. Военные преступники, на которых заведены около 300 уголовных дел, остаются безнаказанными из-за того, что эти дела не расследуются.
В течение последних десяти лет мы добиваемся:
 создания на федеральном уровне государственной  межведомственной комиссии по установлению местонахождения похищенных и пропавших без вести  во время военных компаний в Чеченской Республике граждан;
 создания в республике лаборатории по идентификации эксгумированных тел;
расследования уголовных дел, имеющих судебную перспективу быть раскрытыми.
О содействии в решении этих проблем мы обращались к  вашей предшественнице, а также к комиссару по правам человека Совета Европы. Но их обещания, особенно в оказании помощи в строительстве лаборатории, остались обещаниями.
Хотелось бы знать, можете ли Вы оказать нам какое-либо содействие в решении данных, очень важных для жителей Чеченской Республики, проблем?
Спасибо.
Было видно, что госпожа Пиллэй, в отличие от Шустера меня поняла (собственно, что там непонятного??), доказательством чему является конструктивная  беседа, которая состоялась по просьбе госпожи Пиллэй между ее помощниками и мной сразу же после моего выступления. Мы договорились о том, что в случае нашего надлежащего обращения к Верховному комиссару ООН по правам человека, и  после изучения данной проблемы, можно будет говорить об оказании содействия в её решении. Вот и все!
 Шустер же, волей или неволей показал свою патологическую ненависть как к России в целом, так и  к Чеченской Республике, в частности. Иначе, он написал бы все как есть. Ему, Шустеру, даже радостный смех чеченца кажется нервным.
Никаких, Шустер, табу у чеченских правозащитников нет.  Об этом свидетельствует даже то, что в своем выступлении я говорил о бездействии федеральных властей. Но за это никто меня не преследует. Разве это не говорит о том, что правозащитники имеют право свободно говорить о нарушении прав человека в России?
А вот, что касается моего заявления о том, что Рамзан Ахматович  Кадыров наш главный правозащитник, то я имею полное моральное право так говорить, потому, что живу в Чеченской Республике и являюсь свидетелем тех грандиозных по своим масштабам позитивных перемен, происходящих в общественно-политической и социально-экономической жизни чеченского общества. По-моему, даже настало время выдвинуть Рамзана Кадырова на  Нобелевскую премию мира. 
У чеченцев есть поговорка: « Однажды, обожженный крапивой, сказал, что надолго запомнит траву с листьями, имеющие  зазубрины». Так и я запомнил на всю жизнь тебя, Шустер.  Ангельским голосом и подчеркнуто вежливым тоном ты, во время нашего телефонного разговора говорил, что госпожа Пиллей была тронута моим выступлением, и, что оно произвело на неё сильное впечатление. А написал, ровным счетом, наоборот. Тяжелым трудом ты добиваешь  себе хлеб, если каждый раз приходится так лицемерить. Радует одно:  при всей твоей ненависти к России, возможности напакостить ей у тебя ничтожны.
Жалко мне тебя, господин Шустер. Твою жизнь можно сравнить с  жизнью паразита, нападающего на человека ради пропитания. Бог тебе судья. 


Руководитель аппарата
Уполномоченного по правам человека в ЧР, участник заседания координационного Совета Уполномоченного по правам человека в РФ

Умар Джумалиев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

"Кавказская политика" с Дмитрием Ефремовым "Русские в Чечне"

 

газета "Чеченский правозащитник"

Просмотреть архив газеты

 

журнал "Истоки"

Просмотреть архив журнала