Горячая линия 8(8712)22-28-39
       
 
   
 
 
 
 

 

Невинно осужденный — это вопрос совести всех честных людей


18.07.2012 15:58

На имя Уполномоченного по правам человека  в Чеченской Республике ежегодно поступает  огромное количество заявлений от осужденных с просьбой оказать содействие в объективном рассмотрении  кассационных и надзорных жалоб об их незаконном осуждении по сфабрикованным уголовным делам конкретными недобросовестными следователями и сотрудниками Северо - Кавказского оперативного управления  МВД РФ по ЮФО (далее - ОРБ-2).
           Обращения в прокуратуру Чеченской Республики и в Генеральную прокуратуру  Российской Федерации в защиту интересов осужденных, при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств, в том числе установленные следственными органами,  игнорировались по надуманным мотивам.  В связи с изложенным, аппаратом Уполномоченного были обобщены кассационные и надзорные жалобы осужденных судами Чеченской  Республики в период  2003-2007 г.г.
         Обобщение показало, что в основном заявители содержались в изоляторе временного содержания (далее - ИВС), являющемся структурным подразделением общественной милиции, незаконно приданном к ОРБ-2, где к ним применялись пытки вплоть до гибели, выбивая «признательные» показания. Более того, некоторые задержанные, предварительное следствие в отношении которых проводилось следователями  районных прокуратур, при наличии ИВС в  районных отделах внутренних дел, «командировались» в указанное  ИВС ОРБ-2, где ими давались «признательные» показания не только в совершении преступлений, действительно имевших место, но и в тех, которых не было в природе.
          Применялись методы  захвата в  качестве заложников близких родственников задержанных, после чего задержанные оговаривали себя в мыслимых и немыслимых преступлениях, а заложники пропадали без вести.
         Кроме того, анализ показал, что уголовные дела фабриковались одними и теми же следователями и оперативниками, назначая задержанным так называемых «карманных»  защитников, которые, вместо оказания обвиняемым надлежащей  юридической помощи, сами участвовали в фабрикации тех или иных доказательств.
         В основном дела фабриковались в отношении  полусирот либо  амнистированных и ранее осужденных участников незаконных вооруженных формирований.  В некоторых случаях дела фабриковались в соответствии   с обстановкой в  республике.
         В основу того или иного приговора положены  доказательства, полученные путем допроса или проверки показаний задержанных на месте в присутствии оперативников, подвергавших их   пыткам;  вложения в дела показаний от имени вымышленных лиц,  либо вымышленных  «зашифрованных» свидетелей; «назначения»  свидетелями лиц, содержащихся за другие преступления  в упомянутом ИВС, которым якобы также предъявлено обвинение в соучастии  в совершении преступлений и дела в отношении них выделены в отдельное производство; сфабрикованных протоколов следственных действий с  незаконным привлечением в качестве понятых близких родственников оперативных работников или следователей, либо стажеров на работу в  правоохранительные органы; показания несовершеннолетних, подвергая их незаконному аресту и допроса их без участия законного представителя и педагога,   протокола допросов, произведенных в нарушение прав обвиняемых на  пользование услугами переводчика, которые, в силу ст. 75 УПК РФ,  являются недопустимыми доказательствами.
         В некоторых случаях   уголовные дела выхолащивались, изымая  из них показания свидетелей – очевидцев и другие доказательства.
        Факты пыток в ОРБ-2 были на слуху у жителей  республики, правозащитных организаций и других ведомств, в том числе и Адвокатской палаты Чеченской Республики ( далее - АП ЧР), которая  на общем собрании еще 19 июня 2004 года приняла беспрецедентное  решение о бойкотировании проведение следственных действий с их доверителями  в упомянутом ИВС.
         Она же (АП ЧР) в  2007 году   обобщила  270    заявлений за 2006 год  от  их  подзащитных, в том числе  Течиева,  Ломаева,  Владовского,  Хасуева,  Шадукаева, Сайдулаева, Очерхаджиева, Дубаева, Базаева,  Курбанова,  Гадаева и других  о применении к ним пыток сотрудниками ОРБ-2,  что подтверждалось информацией медсанчасти  СИЗО-1 УФСИН РФ по ЧР о том, что в данное учреждение в 2006 году со следами пыток водворено 92 задержанных, в числе которых значатся и перечисленные выше лица.
В  259 случаях прокуратурой республики по этим фактам необоснованно отказано в возбуждении уголовных дел, а 11 прекращено  «за неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности»,  в том числе и по факту  гибели 30 июня 2006 года от пыток задержанного Хамаева С.А. в ИВС при ОРБ-2, о чем было отмечено в обращении, которое  21 марта 2011 года за № 290  (далее- обращение) нарочным было передано  в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, с просьбой создать парламентскую комиссию для  расследования  очевидных фактов пыток задержанных.
 В этом же обращении  отмечалось, что уголовные дела  сфабрикованы сотрудниками ОРБ-2  с ведома  прокуратуры республики.
  Так,  в качестве примера,  приводилось уголовное дело, сфабрикованное сотрудники ОРБ-2, с целью войти в доверие руководству республики, в отношение  Ахмаева,  Кадиева Ш., Кадиева М. и Цацаева из окружения бывшего  министра Гантамирова Б.С., которых задержали  и путем стачивания зубов заставили  оговорить себя в убийстве семьи: матери, сына и дочери, а также двух их односельчан и в посягательстве  на жизнь сотрудников правоохранительных органов.
Кадиев Ш., Кадиев М. и Цацаев, в связи с наличием неопровержимого алиби,  были оправданы в ходе предварительного следствия, а в отношении Ахмаева дело прекращено судом, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.
     Аналогичным образом Гинаев А.Ж. и Оздиев Х.Х. «признались» в совершении теракта 9 мая 2004 года, в результате которого погиб Президент Чеченской Республики Кадыров А.А. По данному делу был «допрошен» даже хозяин, у которого при выполнении  строительных работ они «похитили» ведро с цементом. И этот фарс не прошел, как и навешанное убийство  Магомаевой, которую на самом деле убили Бедиев  и Тухашев.
          В 2007 году единственное уголовное дело за злоупотребление служебным положением  было доведено до суда в отношение командированного  из Астраханского ГУВД в Грозненский РОВД  о/у Сатубалдиева, преднамеренно исказив его отчество, и он продолжил работу по месту основной работы.
          «Признательные» показания у осужденного Гадаева  были выбиты пытками 11 августа 2006 года  оперативными сотрудниками  ОУР ОВД по Грозненскому району  Бакриевым С., Айдамировым Т.,   Сатубалдиевым А. и другими,  которые были обнаружены 14 августа 2006 года при его осмотре врачом СИЗО-20/1 УФСИН РФ по ЧР, в связи с чем было возбуждено уголовное дело.
            Бакриев С. представил следственным органам подложные справки от 29 января и 9 марта   2007 года о том, что  якобы 13 августа 2006 года он прошел  амбулаторное  лечение  по поводу  побоев  в Староатагинской  участковой больнице.
             Постановлением Ленинского районного суда г. Грозного от 17 сентября 2007 года он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. «а»  УК РФ и освобожден от уголовной ответственности, в связи с актом амнистии.
           Однако Сатубалдиева «не бросили». 20 мая 2009 года   прокурор республики  внес   надзорное представление в Верховный суд ЧР об отмене приговора, чтобы дело в отношении него  прекратить  по реабилитирующим основаниям.
         Проверку по моему обращению была поручена Генеральной прокуратуре Российской Федерации, которая, при наличии перечисленных обстоятельств, вопреки требованиям п. 5 ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»,   перепоручила ее проверку прокуратуре Чеченской Республики,  следователями которой  и   были сфабрикованы перечисленные  в обращении  дела.
            Вскоре  ГП РФ   за  исходящим    № 12/15 - 11 от 21 июня 2011 года сообщила, что: «Согласно информации, представленной президентом адвокатской палаты Чеченской Республики Дакаевой Р.С., решения адвокатами об отказе в участии при производстве следственных действий в ИВС ОРБ-2 в связи с применением пыток в отношении подзащитных не принимались, угрозы им не высказывались, фактов их исчезновения  в связи со служебной деятельностью не имеется. Не проводила  адвокатская палата и «обобщения» по заявлениям о пытках за 2006 год», хотя в обращении ставился вопрос о проверке фактов фабрикаций конкретных уголовных дел. 
         Оказалось, что прокуратура республики ввела в заблуждение ГП РФ (конечно, не без предварительного согласования с сотрудниками ее центрального аппарата), запамятовав, что  еще 23 декабря 2005 года  за исходящим № 16-17-811-05 она направила АП ЧР предостережение, в котором разъяснила, что  ИВС, расположенный на территории ОРБ-2,  является структурным подразделением ВОГО и  П  МВД РФ, а по поводу бойкота указала: «Одновременно  вынужден обратить Ваше внимание на то, что отказ защитников от участия в проведении следственных действий в указанном изоляторе противоречит п. 2 ст. 7 главы 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части обязательного участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда.
  В случае выявления указанных фактов, органами прокуратуры республики будут приниматься меры  прокурорского       реагирования, предусмотренные Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».
 По обращению Уполномоченного и.о. начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета ГП РФ  Антипенко Е.В.  14 марта 2011 года сообщил о том, что  Генпрокуратура признала незаконным решение прокурора республики о прекращении производства по делу Асуева Р.С. и поручила прокуратуре республики отменить данное решение и  провести надлежащую прокурорскую  проверку.
  Однако в мае 2011 года от того же сотрудника Генпрокуратуры Антипенко Е.В.  поступило сообщение о том, что   при  повторном  изучении  жалобы Асуева Р.С. установлено, что оснований для возобновления  производства не имеется.
   Одновременно Антипенко Е.В.  направил заместителю прокурора Чеченской Республики Сотченко С.Д.  информацию о том, что Генпрокуратура признала «убедительными» его доводы по делу Асуева  о наличии «особенностей судопроизводства в Чеченской Республике».
        К счастью, жители республики знают, как  некоторыми недобросовестными  сотрудниками  ОРБ-2 и следователями «выбиваются» признательные показания и  «назначаются» «убийцы», а потому всерьез  это не воспринимают, иначе бы большая часть населения объявила бы друг другу кровную месть.
              В  связи с изложенным, представляю на Ваш суд сведения о части сфабрикованных указанным синдикатом уголовных делах , сфабрикованных указанным синдикатом и «Об особенностях судопроизводства на территории Чеченской Республики»
                 Приговором  ВС ЧР от 30 октября 2007 года Асуев Руслан Сурхоевич  осужден по ст.ст. 209 ч.3, 105 ч.2 п. «ж», 105 ч.2 п. «ж», 162 ч.4 п. «а», 127 ч.3, 111 ч.3 п. «а», 162 ч.4 п. «а», 126 ч.3 п. «а», 163 ч.3 п. «а», 126 ч.3 п. «а»;  163 ч.3 п. «а» УК РФ  к 17   годам лишения свободы.
         Асуев Р.С. признан виновным в том, что он, используя  служебное положение, создал  из числа сотрудников  МВД ЧР  Джамулаева А.И., Агаева И.В., Арсанукаева А.А., Почеряева Х.А. и работников  антитеррористического центра (далее - АТЦ)  Усманова Т.Л, Абумуслимова Т.М., Межидова В.М., Исаева Ш.Х., Азиева Х.Б., Почаева Н.Ж., Мазаева Т., Виситаева Б. и других  устойчивую вооруженную группу (банду) и совершении совместно с ними следующих преступлений:
      - 6 мая 2005 года он совместно с Азиевым Х.Б., Арсанукаевым А.А., Агаевым И.В., Ахматовым М-З.И., Джамулаевым А.И. и Почеряевым Х.А. совершил умышленное убийство неустановленной женщины.
       - 13 мая 2005 года  он  совместно  с Азиевым Х.Б., Почеряевым Х.А. и Агаевым И.В. совершил умышленное убийство Гайтукиева Х.А. 
       -  В середине мая 2005 года по его указанию  Азиев Х.Б. и Виситаев Б. совершили разбойное нападение на Охаеву Ж.С.
       -   29 мая 2005 года   он совместно с Джамулаевым А.И., Усмановым Т.Л  и Азиевым Х.Б.  незаконно лишил свободы  Саралиева А.Х. и причинил   тяжкий вред его здоровью.
        -  22 июля 2005 года он  совместно с Усмановым Т.Л. и другими неустановленными  членами банды совершил разбойное нападение на   Мардиросова А.С., Катибова Н.М. и Феталиева Н.Р., похитил их и   присвоил их автомашину.
       -  28 июля 2005 года  он совместно с Межидовым В.,  Асуевым Ризваном,  Асуевым Исламом, Усмановым Т.Л. и Муциевым У. похитил  Нальгиева А.С. и вымогал у его родственников денежные средства.
Этим же приговором Асуев Р.С. по фактам  похищения  неустановленной женщины и Гайтукиева уголовное преследование прекращено, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.
           Осужденный  Асуев Р.С.,  как на  предварительном,   так и в судебном следствии,  виновным себя не признал и  показал, что дело в отношении него сфабриковано  оперативными работниками  ОРБ-2 Е. и  А.,  следователями прокуратуры Чеченской Республики  Б., Д. и  Х.,  назначив ему «дежурного» адвоката Б., как и его «соучастнику» Агаеву.  «Признательные» показания от его «соучастников»  выбиты под  пытками в ИВС ОРБ-2, в том числе и от потерпевшего Саралиева, а Сангариев Ибрагим, от которого также выбивали  показания на него, скончался  от пыток.
 Стороной защиты в ходе проверки в порядке ст. 86 УПК РФ  было установлено, что после исследования в ходе  СМЭ  РБ МЗ РСО-Алания         № 353 от   17 мая 2005 года цельный труп   Гайтукиева Х.А. был  захоронен, как неопознанный, а 1 декабря 2005 года следователем  Бобыльских А.Н.  был извлечен другой труп без головы, кисти левой руки и стоп обеих ног и сфабрикован протокол его опознания отчимом Мукаевым А.А., находившимся в федеральном розыске, как труп Гайтукиева Х.А.  по татуировке на его левом предплечье, о чем он признался следственным органам.
           По инициативе защиты с предоставлением заключения СМЭ № 353 и приложенных к нему фотографий, а также фотографий эксгумированного трупа  РБ СМЭ МЗ ЧР было проведено судебно-медицинское исследование (акт № 2 от 22 января 2009 года), которым установлено, что через семь месяцев ткани  трупа не могли сохраниться. Комиссионное судебно-медицинское исследование РБ СМЭ МЗ РСО-Алания (акт № 101 от 28 июня 2010 года) установило, что сохранение фрагмента кожного покрова в области левого плеча, в том виде, в каком он представлен на фотографиях, по сравнению с другими кожными покровами, не возможно.  Изображение черепа на фотографии сделанного в ходе первичного исследования трупа имеет четкую проекцию области дельтовидной мышцы плеча, тогда как на фотографии, сделанной в ходе эксгумации изображение черепа расположено ниже указанной проекции.
            При визуальном осмотре  цветных фотографий эксгумированного трупа  видно, что он  полностью находится в состоянии гнилостного распада, кроме «островка с татуировкой», которое по цвету и форме бросается в глаза, как  какое-то искусственное  инородное  наложение.
            Данные акта исследования и снимки трупов  вызвали обоснованные  сомнения  в  том, что эти  трупы одного и того же лица и у прокуратуры республики, в связи с чем  ею 13 августа 2009 года  по  уголовному делу № 53103 было возбуждено    производство ввиду новых обстоятельств, расследование которого было  поручено Следственному управлению СК РФ по Чеченской Республике (далее - СУ СК РФ по ЧР).
   В рамках данного производства СУ СК РФ по ЧР  9 сентября 2009 года с участием тех же понятых было проведено эксгумация трупа из той могилы и был извлечен   труп со всеми частями и конечностями, то есть  с  черепом, кистями и стопами. На черепе пулевая пробоина не обнаружена. Согласно выводам СМЭ РБ РСО - Алания № 125 от 25 сентября 2010 года трупы, подвергнутые эксгумации 1 декабря 2005 года и  9 сентября 2009 года,  а также труп, исследованный при проведении экспертизы № 353, трупы разных людей.
  Следственными органами установлено, что сотрудники МВД ЧР Джамулаев А.И., Агаев И.В., Почеряев Х.А. и работники  антитеррористического центра Усманов Т.Л, Абумуслимов Т.М., Межидов В.М., Исаев Ш.Х., Азиев Х.Б., Почаев Н.Ж., Мазаев Т., Виситаева Б. (жирным пунктиром выделены лица, которые не входили в «банду» Асуева) за другие преступления  в одно и тоже время содержались в ИВС ОРБ-2
Потерпевшие Мардиросов А.С., Катибов Н.М. и Феталиев Н.Р.  опознали Усманова Т.Л. по фотографиям, как одного из участников нападения, представлявшегося  «полковником ФСБ» и показали, что  Асуев Руслан ими «опознан»  под давлением  следователя, взамен выдачи им их автомашины, на которую они не имели доверенность. Они же показали, что при  опознании следователь вывел на монитор фотографию  Асуева,   что подтвердили, как  потерпевшие, так и свидетели   Кулдуев М.М.,  Гасанов А.М. и  Кадыров А.Н.
В судебном заседании (протокол с/з  стр. 225 -227) свидетель Ибрагимов Р.В. показал, что автомашину Феталиева Н.Р. он приобрел у Усманова Т.Л. и каких-либо отношений с Асуевым Р.С. не имел.
Более того, Асуев Руслан и другие братья в этот день с утра  находились  в больнице при своем отце,  госпитализированном с  телесными повреждениями, полученными в результате   дорожно -  транспортного происшествия.
 Допрошенные еще в ходе предварительного следствия по отдельному поручению следователя старшим о/у ОУР Гудермесского РОВД Рахматулаевым Т.М. потерпевшие Мардиросов А.С., Катибов Н.М. и Феталиев Н.Р. показали, что нападение на них было совершено группой под руководством Усманова Т.Л. и опознали его по фотографиям, а Феталиев показал, что доверенность на его автомашину была оформлена именно Усмановым Т.Л., которым был похищен паспорт Асуева Р.С., которому 9 ноября 2005 года Адресным бюро ЧР была выдана справка об утере паспорта.
Потерпевший Саралиев, содержавшийся в том же ИВС ОРБ-2, как и другие «свидетели»,  на очной ставке с Асуевым Русланом показал, что он ошибочно опознал его по фотографиям. Эти же показания он подтвердил в судебном заседании.
Свидетель Адигов Х., якобы участвовавший в  качестве понятого при опознании  Саралиевым Асуева Руслана, пояснил, что он в опознании  не участвовал  и протокол не подписывал, что  объективно  подтверждается  заключением почерковедческой экспертизы № 1245, которым установлено, что подписи  в протоколе   учинены  не им, а кем-то другим,  то есть налицо фабрикация  следователем   материалов уголовного дела, как и по эпизоду незаконного  лишения свободы  Саралиева А.Х.
Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту убийства 6 мая 2005 года неустановленной «шахидки» следует, что оно совершено   сотрудниками ППСМ - 2 МВД ЧР Джанаралиевым М.С. и  Ахматукаевым М.С., о чем  в деле имеются  объяснения от их имени, однако они не установлены и не допрошены, напротив, следствием установлено, что таковые сотрудниками милиции  не являются. 
В постановлении же об отказе в возбуждении уголовного дела  по факту убийства Гайтукиева указано, что согласно сведениям, изложенным в рапорте о/у ОУР Старопромысловского РОВД Жасараева Д.Д.,   Гайтукиевым  было совершено нападение  на сотрудников милиции  Гасаева М.В., Эльмурзаева Б. и Пагараева Х.,  которыми ответным огнем он «уничтожен», однако они  не опрашивались и  в дальнейшем не допрошены.
Согласно справке - меморандум начальника ОУР ОВД по Старопромысловскому району 3 января 2005 за № 01/2005 года на Гайтукиева Х.А. было заведено дело оперативной проверки, как на активного участника незаконных формирований.  По информации ОРБ-2 8/2-3973 от 17 декабря 2005 года  Гайтукиев в период с 1996 по 1999 г.г. входил в организованную преступную группу, занимавшуюся похищением людей с целью получения выкупа.
Изначально следственным органам было известно, что при осмотре места происшествия 13 мая 2005 года на месте убийства «неустановленного боевика» обнаружен автомат АК-74 № 1933551-82 г.в. с пятнадцатью патронами,  что вытекает из  КУС № 413 Старопромысловского РОВД, однако эксперту представлено десять патронов и не  поставлен вопрос,  производилась из него после последней чистки стрельба, что имеет существенное значение по настоящему делу и на предмет его использования в других  преступлениях по ФПГТ ЭКЦ МВД РФ проверка не проведена.  
         Сами следственные органы признали показания Почеряева в части участия  братьев  Асуевых Ризвана и Ислама (Аслана) и  Гайербекова Акрамана  в убийстве 6 мая 2005 года «шахидки»  не соответствующими   действительности  и обвинение им  по этому эпизоду не предъявили.  Не предъявлено обвинение  Почеряеву и по эпизоду  убийства  Гайтукиева. При этом суд   в приговоре не дал оценку данным обстоятельствам и не обосновал,  почему  отверг показания Почеряева  в отношении братьев Асуевых и себя самого в убийстве указанных выше лиц и признает достоверными его  показания в отношении Асуева Руслана. 
             Между тем  Почеряев, «признавался» в своем  участии  в убийствах «шахидки» и Гайтукиева, «уточнил» обстоятельства их убийства при проверке его показаний на месте,  однако ему обвинение по этим эпизодам не предъявлено.  Он и еще 17 членов банды Чапанова Умара осуждены за другие преступления  приговором Верховного суда ЧР  от 26 декабря 2006 года.        
 Уголовное дело в отношении  Исаева Ш.Х. и Абумуслимова Т.М.  по ст.ст. 209 ч. 2; 126 ч. 3 п. «а» УК РФ  по имеющемуся  в деле постановления значится выделенным 1 августа 2006 года в отдельное производство, однако оно не выделялось. Им обвинение  об их участии в банде  Асуева Р.С. и в похищении  Нальгиева  не предъявлено.
 Задержанные Арсанукаевым  А.А., Исаев Ш.Х. и Абумуслимов Т.М.  осуждены приговором Октябрьского районного суда г. Грозного   от 10 апреля 2008 года   по ст.ст. 161 ч. 1; 131 ч. 2 УК РФ за изнасилование и разбойное нападение на гр-ку Синько С.В.
        Уголовные дела же в отношении Джамулаева А.И., Агаева И.В.,    Межидова В.М.,  Азиева Х.Б.  Почаева Н.Ж. и братьев Асуевых также выделены в отдельное производство в нарушение требований  ч. 2 ст. 154 УПК РФ. 
В основном деле имелись постановления о заочном предъявлении обвинения и объявления в розыск   Арсанукаева А.А. и Ахматова М-З.И.  за участие  в банде Асуева, в составе которой ими  были   похищены  и  убиты неизвестная женщина и Гайтукиев.
В ходе  расследования основного дела СУ СК РФ по ЧР 8 июня 2008 года и 4 апреля 2011 года, соответственно,  прекратил  уголовное преследование  в отношении Арсанукаева А.А. и Ахматова М-З.И.  за их непричастностью к преступлениям.
Более того, по выделенному аналогичным образом  в отдельное производство уголовному делу братья Асуевы, Ризван и Ислам,  приговором Ачхой-Мартановского районного суда ЧР от 15 мая 2008 года  были оправданы по ст. 126 ч. 2 п.п. «а,в,г,з» УК РФ.  Данный приговор был отменен по кассационному представлению прокурора, основанному на одних  предположениях, высказанных в ходе предварительного следствия свидетелем Муртазовым А.А. о том, что братья Асуевы практически могли поменяться сменами с другими  командирами взводов Грозненского филиала академии МВД РФ, хотя в судебном заседании Муртазов А.А. подтвердил, что Асуевы  в тот день были на работе.
        При новом же  рассмотрении дела, государственный обвинитель  переквалифицировал   действия Асуевых на ст. 285 ч. 1 УК РФ, мотивируя тем, что  в день совершения указанного  преступления Асуевы отлучились с работы (самовольный уход со службы по уставу является дисциплинарным проступком и не более) по причинам, не связанным с оперативной деятельностью, которые   по роду своей службы таковыми полномочиями не наделены, хотя  они не являются субъектами данного преступления и осуждены по указанной статье.
В судебном заседании  свидетели, в том числе потерпевший  Нальгиев, который в день своего задержания видел в лицо Асуева Руслана, по указанию которого на него был составлен  материал о сбыте  им наркотического средства, показал, что  братья Асуевы к его похищению и вымогательству денег не причастны, он  был похищен его знакомыми Усмановым, Межидовым и другими.
             СУ СК РФ по ЧР установлено, что настоящее уголовное дело сфабриковано  тремя конкретными следователями, в производстве которых оно находилось   и 26 ноября 2010 года за № 396-201/1-10 направлено прокурору ЧР ходатайство с просьбой возобновить производство, которое оставлено без удовлетворения.
         Заключением судебно-баллистической экспертизы за № 1373/К  установлено, что 55 однотипных гильз,  обнаруженных и изъятых при осмотре места происшествия - убийства   «шахидки», в 25 м. от ее трупа,  стреляны из 3 –х экземпляров оружия калибра 5,45 мм, а не калибра 7.62 мм, которым вооружены сотрудники милиции, то есть  полностью  опровергаются  «признательные» показания Азиева Х., утверждавшего, что  в «шахидку» стреляли пятеро,  и она была убита контрольными выстрелами в голову. Напротив, этой экспертизой  установлено, что  был произведен в  грудь убитой один выстрел с близкого расстояния.
            Судебно - баллистические экспертизы по табельному оружию Асуева, Почеряева,  Арсанукаева,  Джамулаева и Агаева с целью установления применялось ли оно при  указанных убийствах  не были назначены и  проведены, хотя из  материалов дела следует, что по неизвестной женщине  Азиев стрелял из табельного автомата Арсанукаева, а Агаев «отражал» нападение боевиков, стреляя  из своего табельного автомата и подствольного гранатомета. 
Что же касается выводов  следственных органов прокуратуры (до 2007 года) и  суда  о том, что Асуев Р.С. организовал  убийство неустановленной «шахидки» и боевика Гайтукиева Х.А. с целью продвижения по службе,  не соответствуют действительности.  Асуев  Р.С. исполняющим обязанности заместителя начальника ОВД - начальника КМ  Старопромысловскому району РОВД назначен приказом № 828 –л/с  от 21 июня 2008 года, то есть после убийства «шахидки» и «боевика». Его причастность к инкриминируемым ему деяниям не доказана.
Таким образом, СУ СК РФ по ЧР доказано, что уголовное дело в отношении Асуева Р.С. сфабриковано, а убийства при странных обстоятельствах «свидетелей»: задержанного Сангариева, осужденного Саралиева  и  Усманова, в отношении которого прокуратурой республики незаконно была изменена мера пресечения на подписку о невыезде,  надлежащим образом не расследованы.
  Братья  Асуевы по ст. 285 ч. 1 УК РФ Ачхой-Мартановским районным судом Чеченской Республики осуждены незаконно, однако ВС РФ приговор оставлен без изменения, хотя Асуевы субъектами данного преступления не являются.
            Зулаев  С.Л. признан виновным в том, что   22 февраля 2002 года  он, вступив в преступный сговор с Угурчиевым А., Агаевым Р., Тепсаевым З., Мукушевым А. и Тулубаевым М., в  районе центрального рынка г. Грозного,  совершил убийство сотрудника милиции Атаева Т.Х. и гражданина Лабазанова И.Х. и    приговором Верховного суда Чеченской Республики   от 18 февраля 2003 года он осужден по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. «а,б,ж»; 162 ч. 2 п.п. «а,г»; 222 ч. 1 УК РФ к 16  годам лишения свободы.
        Приговор в отношении Зулаева,  не владеющего русским языком, что признано и судом,  постановлен на одних его «признательных»  показаниях, выбитых у него  пытками, а так же на  противоречивых «признательных» показаниях тринадцатилетнего свидетеля Мукушева А.А., также не владеющего русским языком, полученных следователем С. без участия педагога, переводчика и законного представителя,  которые   не согласуются с другими объективными доказательствами по делу.
           Он же (С.),  преднамеренно указав   возраст Мукушева на год старше,  незаконно избрал в отношении него меру пресечения – арест, в результате чего он в течение двух месяцев незаконно содержался под стражей.
         Мукушева  допрашивали трижды, каждый раз уточняя те или иные «нужные» обстоятельства. Он же «опознал» ранее незнакомого ему Зулаева, что установлено самими следственными органами и данный факт следствие не только не опровергло, но и не доказало их   знакомство  друг с другом. О том, что Мукушев является «назначенным» свидетелем  свидетельствуют  его же показания о том, что совершеннолетние Зулаев С.Л., Угурчиев, Тепсаев и  Тулубаев, а также  28-летний сотрудник милиции Агаев, являются его сверстниками. 
       Из  настоящего уголовного дела тем же следователем С. изъяты показания  непосредственного очевидца убийства Атаева и Лабазанова, свидетеля Ахмадова Я.Х., который  прямо называл убийц - Чалаева Ислама и незнакомого  ему парня.
        Допрошенные по уголовному делу в отношении Агаева Р.,  выделенному в отдельное производство из настоящего дела за его розыском,   свидетели Ибрагимов Р.М. и  Ахмадов С.Л. также подтвердили, что убийство Атаева и Лабазанова совершено Чалаевым Исламом, в связи с чем уголовное преследование в отношении Агаева Р.  в этой части прекращено.
        Алиби Зулаева С.Л., что в день совершения убийства Атаева и Лабазанова  он не был в г. Грозном, заявленное им еще на стадии предварительного следствия,  подтвердили   в судебном заседании  свидетели Мударов и Салтыханов.
          Угурчиев А. и Тепсаев З. в одно и то же время  содержались в том же ИВС, что  и Зулаев  и числились за следователями прокуратуры   г. Грозного, однако они не были допрошены,  а суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты об их допросе.
           Угурчиев А., Агаев Р. и Тепсаев З., являющиеся по версии следствия «соучастниками» Зулаева и признанные судом таковыми,  впоследствии осуждены  за  другие преступления, а Тулубаев подорвался на гранате при попытке его задержания.
          В основу обвинения Зулаева по эпизоду разбоя судом также положены оглашенные вопреки возражениям  стороны защиты (ст. 281 УПК РФ в прежней редакции)  показания «назначенного» свидетеля обвинения Танкиева А., указав вымышленный адрес его места  жительства, хотя тот содержался  там же под стражей, который также осужден за другое преступление. Из его показаний следовало, что он якобы слышал разговор Зулаева о его намерении  совершить разбойное нападение.
         Более того,  Вахаев Р.М., на которого прямо  указывал  Зулаев, как на лицо, непосредственно совершившее данное  разбойное нападение, также  содержался  в то же время в ИВС Заводского РОВД и был освобожден, а впоследствии объявлен в розыск за совершение данного преступления.
          При таких обстоятельствах  суд, вместо признания показаний Мукушева недопустимыми доказательствами, положил их в основу обвинения и постановил обвинительный приговор. Более того, сам суд  допросил Мукушева с нарушением требований ст. 280 УПК РФ.
       Приговором  Грозненского районного суда ЧР  от 18 ноября 2009 года  Абдулханова Ризвана по ст.ст. 208 ч. 2; 222 ч. 3; 318 ч. 2 УК РФ  осужден к  5 годам 6 месяцам лишения свободы, братья которого Рамзан и Хамзат в 2000 году   сотрудниками  неизвестных вооруженных структур были похищены и  пропали без вести.
  Следственными органами  Абдулханову предъявлено обвинение  в том, что в  2000 году он добровольно вышел из незаконного вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом (далее - НВФ) и до момента своего задержания не заявил об этом в правоохранительные органы, а в момент задержания «оказал» вооруженное сопротивление. Следственные органы и суд  констатируют, что на момент его задержания сроки привлечения к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 208 УК РФ истекли. Более того, уголовное преследование по ч. 2 ст. 208 УК РФ в отношении Абдулханова следственными органами было прекращено за истечением срока давности, которое прокуратурой незаконно отменено.
          Абдулханов Р.Т.  в ходе предварительного и судебного следствия себя виновным не признал и показал, что пистолета у него не было, сопротивление не оказывал, а  сотрудники милиции незаконно применили оружие, в результате чего он  стал инвалидом 2-й группы. Уголовное дело в отношении него сфабриковано, подбросив пистолет и гильзы. Его показания объективно подтвердились в судебном заседании.
         Так, следователь П., допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля, показала, что дом размерами 5х14 м. и высотой 5 м., расположенный справа от ворот, к задней стене которого примыкает навес на всю длину дома,  она не указала в протоколе осмотра места происшествия, полагая, что он отношения к происшествию не имеет. Однако это не соответствует  действительности, поскольку именно под этим навесом ни практически и даже теоретически не могли оказаться стреляные гильзы от пистолетных патронов.
       Так, понятые, участие которых обязательно, показали   в суде, что они  не участвовали в осмотре места происшествия и подписали протокол задним числом в помещении территориального отделения милиции (далее - ТОМ) по просьбе сотрудника этого отделения. Об объективности их показаний свидетельствуют факты снятия прокуратурой через две недели охраны, незаконно выставленной с первого дня ОВД по Грозненскому району у палаты Абдулханова и  возбуждения уголовного дела на 44 сутки после происшествия. Наивно полагать, что при наличии достаточных оснований прокуратура сняла бы охрану члену НВФ, оказавшему «вооруженное» сопротивление сотрудникам милиции. Близкие родственники Абдулханова к осмотру не привлекались и протокол осмотра места происшествия ими не подписан. Более того, до приезда следственно-оперативной группы место  происшествия было подметено сестрой Абдулханова, которая добровольно  выдала следователю обнаруженные на месте гильзы от автоматных патронов.
          Свидетели Юсупова З.С., Юсупова А., Юсупов Адам, Юсупов Ахмарсолта, Абдулханова С.Ш., Абдулханова М.Т.,  Абдулсаламова Х.С. и Юсупова З.Ю., как на предварительном,   так и в судебном следствии показали, что пистолетных выстрелов они не слышали и не видели на месте происшествия ни пистолет, ни начальника ТОМа  Басханова С.С., которого они знают в лицо, как односельчанина. 
        События происходили на участке шириной 4 м. между двумя параллельными домами. Абдулханов был ранен, сотрудниками милиции, проникшими во двор с тыльной  стороны приусадебного участка, у ворот через которые он намеревался скрыться. «Обнаруженным» гильзам от патронов ПМ, чтобы попасть  под навес,    вопреки законам механики, необходимо было сначала отлететь  вверх более   чем на 4 м., затем  изменить направление движения, уйдя влево параллельно  дому  и преодолеть   14 м., затем  опять поменять направление полета вправо и пролететь  еще  8 м., после чего уйти вниз на 5 м. и снова   изменить траекторию движения   в обратном  направлении  и преодолеть 4 м.  Более того, при осмотре места происшествия пистолетные пули или следы их рикошета на стене дома, из-за угла которого стрелял сотрудник милиции,  не обнаружены.
       Судебной экспертизой установлено, что Абдулханов  ранен пулями автомата калибра 5.45 мм, а не калибра 7.62 мм, которым был вооружен Ханзаев, который якобы и ранил его. На пистолете, якобы обнаруженном на месте происшествия, отпечатки его пальцев и потожировые выделения не обнаружены, как и пороховые следы на рукавах его куртки.   Более того, Ханзаев в присутствии своих родителей признался Абдулхановым в том, что руководство ТОМа  и ОВД по Грозненскому району заставило его оговорить себя в применении оружия в отношении Абдулханова.
При очевидности фальсификаций   протокола осмотра места происшествия, отказа понятых удостоверить его содержание, утверждая, что они никогда не были во дворе Абдулхановых, загадочной траектории   полета пистолетных гильз, не исследованности   куртки Абдулханова  на наличие на ее рукавах следов пороховых зарядов  и не доказанности,  пулями какого калибра причинены имеющиеся на ней  повреждения, суд необоснованно отклонил ходатайства защиты о назначении и  проведении  экспертных исследований по этим вопросам и постановил обвинительный приговор, который Президиумом ВС ЧР оставлен без изменения, в том числе и по ст. 208 ч. 2 УК РФ, по которой ему незаконно  назначено наказание.
          Ясуев А.Ш. и Самбиев Т.С.   приговором Верховного суда Чеченской Республики от 30 января 2008 года  признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, п. «а» ч.3 ст.161, 317, ч. 4 ст. 166  УК РФ, в том числе за убийство сотрудника Грозненского РОВД  Сугаипова М.М.    и осуждены  к 14 годам лишения свободы  каждый.
         Ясуев А.Ш.  и Самбиев Т.С. в судебном заседании виновными себя не признали и показали, что  пытками их заставили подписать протоколы допросов в качестве подозреваемых, которые были  составлены без участия защитника и подписаны  защитником задним числом.
          Ранее Ясуев  приговором Грозненского районного суда ЧР  от  28 марта 2005 года осужден по ч. 2 ст. 208 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, а по ст. ст. ст. 33 ч. 5, 126 ч. 2 п.п. «а, в, г» УК РФ, по эпизоду  участия  в похищении того самого сотрудника   Грозненского РОВД  Сугаипова М.М,  в связи с отказом прокурора от обвинения,  оправдан.
            Суд же в приговоре одновременно констатирует, что незаконное вооруженное формирование, в котором участвовал Ясуев,  переросло в банду, а преступления им (Ясуевым) совершены до условного осуждения, то есть он осужден за одно и то же преступление дважды. Кроме того,    в нарушение требований ч. 5 ст. 69 УК РФ,  суд не зачел Ясуеву, срок его содержания  под стражей в период с 4 октября 2004 года по 28 марта 2005 года и месячный срок незаконного содержания его под стражей в Урус-Мартановском РОВД. 
        Одновременно суд согласился с тем, что следственными органами показания от имени «зашифрованных» свидетелей под псевдонимами  «Моздок» и «Ангел», а также протокол опознания последним по фотографиям Ясуева,  сфабрикованы путем указания  в приговоре, что они в основу обвинения не положены в связи с тем, что государственный обвинитель не заявил  ходатайство  об их оглашении.
         Суд также оговорил в приговоре, что анонимность  анкетных данных «зашифрованных» свидетелей сохранена, хотя  в деле имеется официальное заявление Яхъяева Леммы - «Моздок»  о том, что протокол допроса от его имени им не подписан. Это настолько очевидно, что специальные познания в области почерковедения не нужны.
        Вместе с тем, положенные судом в основу обвинения показания Ясуева и Самбиева, совпадают слово в слово,  и при простом наложении друг на друга абсолютно идентичны и тождественны. Адвокат Б. в написанном  собственноручно заявлении на имя Председателя Верховного Суда Российской Федерации подтвердил, что эти протоколы им  подписаны задним числом по просьбе следователя. Также в основу обвинения положены показания Ясуева и Самбиева, якобы,  данные ими при проверке их показаний на месте, которые также сфабрикованы с участием в качестве понятых стажеров на работу в прокуратуру Дашаева и Вагапова.
        Чтобы  опровергнуть доводы Ясуева и Самбиева о том, что адвокат Б.  при их допросе не участвовал,   следственные  органы «допросили» в качестве свидетелей этих же  стажеров Дашаева М. и Вагапова М., которые показали, что  «в день задержания Ясуева они  случайно проходили  мимо прокуратуры Грозненского района  и были приглашены в качестве понятых, где впервые увидели адвоката Б., то есть дали заведомо ложные показания.
          В судебном заседании Дашаев и Вагапов пояснили, что они на тот момент являлись стажерами на работу в прокуратуре и были зависимы от следователя,   в связи с чем  вынужденно подписали ложные показания.
          Они же подтвердили, что перед началом указанных следственных действий, адвокат Мадаев Р.Х. представил следователю ордер и  соглашение на защиту Ясуева, однако к следственному действию его допустили.
      Адвокат Б., будучи предупрежден в том, что  в его услугах не нуждаются, вопреки воле родственников Ясуева,  подписал сфабрикованные  протоколы проверок показаний на месте,  как Ясуева,  так  и  Самбиева.
        Более того, Самбиев, имеющий четырехклассное образование, следственными органами еще в ходе предварительного следствия был  признан не владеющим русским языком и ему  назначили переводчика. 
        В ходе  прокурорской проверки, назначенной судом, следователь и адвокат Б., сфабриковавшие указанные протоколы,  не были даже опрошены,  а ходатайства  защиты об их допросе  судом необоснованно отклонены. «Признательные» показания Ясуева и Самбиева являются недопустимыми доказательствами, так как они получены без участия переводчика, защитника, с привлечением в качестве понятых заинтересованных лиц, приковав наручниками к  оперативному работнику  и одного и того же «карманного» защитника, который, в соответствии со ст. 72 УПК РФ,  не был вправе защищать интересы и Самбиева,  и Ясуева,   судом положены в основу обвинения.  
           Изложенное было установлено в судебном заседании, дело буквально «рассыпалось» и  государственный обвинитель, чтобы оказать воздействие на судью, пригласил для выступления в прениях прокурора республики Кузнецова В.А., после чего и «состоялся» обвинительный приговор.
           Прокуратура республики, заведомо зная, что уголовное дело в отношении  Владовского и Ломаева, насильно выдворенных за рубеж сотрудниками ОРБ-2, сфабриковано, лишая последних права на доступ к правосудию, препятствует его заочному рассмотрению судом, поскольку вновь будет  постановлен   оправдательный приговор,  а виновные разоблачены, что повлечет отмену других приговоров по «принципу домино»
           Судом в полном составе, с  выездом на место установлено, что протокол проверки показаний Ломаева на месте с участием адвоката Б., который вопреки воле матери Ломаева,  «подменил» адвоката Дакаеву Р.С. на период его составления, сфабрикован. С места, откуда Ломаев «кашлями» подавал сигналы «соучастникам», дом и двор Халкоева,   не просматривается, так как   улица  извилистая. На самом деле убийцы поджидали Халкоева у него во дворе, что подтверждается показаниями очевидцев Садилова и Джабраилова, которые вместе с Халкоевым шли к нему в гости.  Кроме того, в качестве понятых участвовали  двоюродный брат  оперативного сотрудника милиции – Ибиев Р.Х., который в суде заявил, что он не участвовал при проверке показаний, а подпись его подделана, что было подтверждено заключением судебно-почерковедческой экспертизы и сотрудник ОРБ-2  Мурдалов Р.А., являющийся двоюродным братом прокурора, осуществлявшего непосредственно  надзор за расследованием данного уголовного дела, который в судебном заседании  пояснил,  что Ломаев на месте не ориентировался,  и просил оперативников подсказать места совершения вменяемых ему преступлений.
В материалах дела имеются подложные свидетельские показания от имени вымышленных лиц Висаитовой Э.Б. и Шаиповой К.А.
 Ломаев, Владовский и Чудалов  обвиняются в том, что преступления ими совершены в составе банды под руководством лица,  погибшего в перестрелке за несколько лет до их «вступления» в банду.
Ломаев в судебном заседании показал, что путем пыток и угроз убийством, как и соседей Боршовых,  похищенных и пропавших без вести,  его заставили оговорить себя и других в убийстве  лиц чеченской национальности. Его дважды вывозили и показывали  места совершения этих преступлений. В связи с тем, что родственники убитых по местным обычаям могли объявить ему кровную месть, он уговорил  следователя, чтобы ему вменили любые теракты в отношении военнослужащих. Показания Ломаева в этой части объективно подтверждаются имеющимися в деле  справками начальника Ленинского РОВД о том, что  Ломаев, добровольно дважды с выходом на места, признался в совершении убийств, однако впоследствии эти преступления вменены Чудалову.
При проверке показаний Чудалова на месте также участвовали в качестве понятых стажеры на работу в прокуратуру Хамзатов, Хаяури (ныне работает в прокуратуре) и родственники оперативников.
           Фабрикация настоящего уголовного дела было настолько очевидным, что Судебная коллегия по уголовным дела Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении Чудалова,  в части совершения двух  терактов «совместно» с Ломаевым, отменила.
  О «сотрудничестве» адвоката Б. со  следственными  органами свидетельствуют данные, изложенные в постановлении о продлении срока предварительного следствия по делу Владовского и Ломаева, вынесенном за две недели до   фактического проведения проверки показаний Ломаева на месте, в котором указан и его конечный результат,  то есть,  сомнения в том, что адвокат Б.  «не подпишет и узаконит»  любой протокол,  у следствия не было.
           Шептукаев Р.М., которому юридическая помощь оказывалась адвокатом Б.,   приговором Верховного суда ЧР  от  24 апреля  2007 года  признан виновным в том, что 16 октября 2001 года он в составе банды  «обстрелял»  расположение СОМ ГУВД Ленинградской области и осужден по ст.ст. 209 ч. 2; 317 УК РФ к 14 годам лишения  свободы.  Версия  инсценировки сотрудниками СОМ нападения с целью похищения денежных средств, изъятых из гроба (груз 200) следственными органами не проверялась.
        Джанаралиев Л.М., которому юридическая помощь оказывалась адвокатом Б.,  приговором Верховного суда Чеченской Республики  от 6 июля 2007 года осужден по ст.ст. 209 ч.2; 317;  327 ч.1; 327 ч. 3 УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения  свободы.
Он признан виновным в том, что 8 апреля 2005 года,  примерно в 23 часа 15 минут, подъехал в   автомашине ВАЗ-2109 под управлением  Хатуева  И.Э. вместе с неустановленным лицом  к  КПП № 10  и  обстрелял из автомата сотрудников  милиции.
Следственными органами и судом не добыты доказательства того, что Джанаралиев вступил в банду, участвовал в совершаемых ею нападениях, оказывал  банде содействие и в ночь на 8 апреля 2005 года  стрелял по работникам милиции. Напротив, бесспорно установлено, что с места пассажира переднего правого сиденья, где сидел Джанаралиев,  стрельба не велась.  Содеянное   Джанаралиевым подлежит переквалификации со ст. 209 УК РФ на ст. 208 УК РФ, а в остальной части прекращению за непричастностью к данным преступлениям.
Джанаралиев  в результате ранения стал инвалидом 1-й группы и прикован  к  инвалидной  коляске. Какую - либо опасность для общества не представляет. Его заболевание подпадает под п. 23 перечня заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденного постановлением Правительства РФ № 54 от 6 февраля 2004 года  «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью». Однако постановлениями  Георгиевского районного суда Ставропольского края и Теньгушевского районного суда Республики Мордовия  ему в освобождении по болезни отказано. В первом случае медицинское освидетельствование было инициировано администрацией учреждения, однако,  в связи с возражениями прокурора, ему было отказано. Во втором случае было отказано по ходатайству администрации о том, что «Джанаралиев находится под постоянным наблюдением квалифицированных врачей, за ним как за тяжелобольным осуществляется уход и в  учреждении имеется  все необходимое для оказания ему достаточной медицинской помощи».
   Такая «забота» администрации учреждения об осужденном вызывает сомнение, поскольку для лечения этого заболевания прописываются  импортные дорогостоящие медицинские препараты  и вряд ли они имеются в ФБУ ЛПУ-21. Более того это является нарушением конституционных прав осужденного, поскольку препятствует проведению лечения больных в выбранной  им клинике.
         Арсанукаев Р.С., Махтиев С.В. и Сулейманов З.И. обвинялись в участии в банде и в посягательстве в ее составе на жизнь военнослужащих.
         Приговором  Верховного суда ЧР от 17 августа 2009 года Арсанукаев Р.С. осужден  по ст.ст. 209 ч. 2; 317  УК РФ,  Махтиев и Сулейманов по ст. 209 ч. 2 УК РФ, а по ст. 317 УК РФ оправданы.
          Обвинение было построено на одних «признательных» показаниях самих осужденных, данными ими на предварительном следствии.
           Суд оправдал Махтиева и Сулейманова по ст. 317 УК РФ, признав их первоначальные «признательные» показания на предварительном следствии недостоверными и в то же время, вопреки своим же выводам, признал Арсанукаева виновным в совершении посягательства на жизнь военнослужащих. Если Махтиев и Сулейманов не принимали, как это установлено самим судом,  участия в нападении на колонну военнослужащих, они не могли видеть, как и из чего Арсанукаев обстрелял колонну и участвовал ли он в этом нападении.
            Арсанукаев в январе 2000 года вышел из состава НВФ, добровольно выдал автомат и был амнистирован, а Махтиев вышел из состава НВФ в конце декабря 1999 года и доказательств о дальнейшем их участии или в пособничестве НВФ следственными органами и судом не доказано.
    Очевидно, что при таких обстоятельствах Сулейманов подлежит оправданию за его непричастностью к преступлению, предусмотренному ст. 209 УК РФ, а Арсанукаев на том же основании по ст. 317 УК РФ. Действия Махтиева и Арсанукаева со ст. 209 ч. 2 УК РФ необходимо  переквалифицировать на ч. 2 ст. 208 УК РФ и уголовное преследование в отношении них прекратить за истечением сроков давности.
             Если все же согласиться с квалификацией действий Махтиева и Арсанукаева по ст. 209 ч. 2 УК РФ, то и в этом  случае они подлежат освобождению в силу акта амнистии, объявленного Постановлением Государственной Думы Федерального собрания РФ № 1199-П ГД от 12 марта 1997 года «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике», поскольку ст. 209 УК РФ не входит в перечень статей, перечисленных в п. 4 названного Постановления, за совершение которых амнистия не распространяется.
            Если быть откровенным, вся вина  Арсанукаева, росшего с малолетнего возраста с матерью,  заключается в том, что его отец,  полковник  милиции в отставке Бараев С.М. являлся двоюродным  братом полевого командира Бараева Арби.
          По нижеперечисленным уголовным делам прослеживается система убийств родственников осужденных к пожизненно лишению свободы  и свидетелей, которые могли бы подтвердить факты их фальсификаций.
           Так, Темирбулатов М.М. осужден приговором Краснодарского краевого суда  от 18 мая 2004 года по ст.ст. 205 ч. 3;317; 105 ч. 2 п.п. «а,б,е,ж»; 111 ч. 3 п.п. а,б»; 167 ч.2; 112 ч.2, п.п. «а,б,г»; 223 ч. 1 и 222  ч. 3 УК РФ  к пожизненному лишению свободы. Темирбулатов утверждает, что он оговорил себя в совершении  инкриминируемых ему деяний вследствие пыток и угроз убийством и изнасилования сестры. Показания Темирбулатова в этой части подтверждаются протоколом   освидетельствования от  6 декабря 2001 года, в ходе которого у него обнаружены рубцы в средней трети и нижней части правого бедра и над лобковой области. Привотный  подвывих обеих нижних челюстных составов. При широком раскрытии рта, закрытие затруднено. На барабанной перепонке правого уха по центру рубец округлой формы.  В проведении судебно-медицинской экспертиза  в ходе предварительного и судебного следствия по вопросу причинения ему телесных повреждений необоснованно огтказано.
 Действительно  его брат, Тимербулатов А.М.,  сестра,  Тимербулатова  Т.М. и ее муж - Магомедов С.А. похищены сотрудниками милиции  и пропали без вести и по этим фактам возбуждены уголовные дела № 57005 и № 57006, которые более 11 лет лежат без движения.
             Вместе с тем при доказанности  вины в совершении инкриминируемых ему деяний,  ч. 3 ст. 17 УК РФ, действовавшая до 8 декабря 2003 года, предусматривала, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме, то есть по ст. 317 УК РФ, а его действия по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. «а,б,е,ж»; 111 ч. 3 п.п. «а,б»;  112 ч.2, п.п. «а,б,г»; 167 ч. 2 УК РФ квалифицированы излишне, поскольку они являются квалифицирующими признаками ст. 205 УК РФ и приговор в этой части незаконен.
         Мукаев А.М. приговором Верховного суда Чеченской Республики от 22 мая 2007 года  осужден   к пожизненному лишению свободы. Он  утверждает,  что уголовное дело в отношении него   сфабриковано следователем Петровым, назначив ему «дежурного» адвоката Б.  вместо Эльмурзаева Б.А., нанятого его родственниками. Его избивали, высказывали угрозы в совершении в отношении него акта мужеложства, а затем угрожали расправой  над его тетей - Тасуевой Х.Н., доставленной в ОРБ-2 в качестве заложницы,  и он вынужденно оговорил себя.  
          Уголовное дело, возбужденное  по факту применения пыток в отношении Дашаева И.И., лежит в течение 10 лет без движения. Факт применения пыток в отношении Дашаева подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями  свидетелей  Мунаева М.Р. и  Гацаева  С., а также  Эльдарханова Х.С.  и Гайсумова Р.Ф.,  которые,   после дачи ими показаний на бывшего следователя прокуратуры Гаджиева З.К., похищены неизвестными лицами и до настоящего времени их местонахождение не установлено.
         Очевидно, что о вызове Эльдарханова Х.С.  и Гайсумова Р.Ф. в прокуратуру республики посторонние не могли знать.
         Хакиев Р.Ж., допрос, которого был окончен 23 мая 2005 года в 16 часов 15 минут, признавался в содеянном и отказался взять  на себя «навешиваемые»  ему преступления. На состояние здоровья не жаловался.    Через два часа он был доставлен в 9 клиническую больницу г. Грозного со следами многочисленных побоев, и врачи   не смогли его спасти. Прокуратура по данному факту необоснованно отказала в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что не было произведено вскрытие трупа, хотя сама была обязана организовать проведение необходимого медицинского исследования  для установления причины его смерти до выдачи его родственникам.
        Представляется, что прокуратура республики представит подробную информацию по  фактам  убийств  перечисленных выше лиц и обоснованности принятых решений по уголовным делам, перечисленным в обращении Уполномоченного.

Ризван Солтамурадов, заместитель начальника управления государственной защиты аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

"Кавказская политика" с Дмитрием Ефремовым "Русские в Чечне"

 

газета "Чеченский правозащитник"

Просмотреть архив газеты

 

журнал "Истоки"

Просмотреть архив журнала

 

Карта местонахождения