Горячая линия 8(8712)22-28-39
       
 
   
 
 
 
 

 

Нурди Нухажиев: «Мы делали все, что от нас зависело…»


22.03.2016 08:35

Интервью с Уполномоченным по правам человека в ЧР Нурди Нухажиевым к 10-летию института государственной правозащиты в Чеченской Республике.

 

– Нурди Садиевич, в феврале 2016 года институту уполномоченного по правам человека в ЧР исполнилось 10 лет. Что осталось в памяти, что удалось и чего не удалось сделать за эти годы?

Для правозащитника нет и не должно быть значимых или не значимых дел. Каждое обращение, связанное с нарушением прав человека, есть крик о помощи, и правозащитник обязан реагировать на него. Бывают случаи, когда для решения вопроса достаточно телефонного звонка, иные требуют долгой и кропотливой работы.

Безусловно, бывали вопиющие случаи, которые остались в памяти и которые имели характер массового нарушения прав человека. Бывали случаи, которые касались не только тех, кто тогда жил, но и будущих поколений. Все не перечислишь, хотя все случаи нарушения прав человека, равно как и имена героев и антигероев этих дел, еще свежи в памяти. Если в целом, то хочу отметить колоссальную работу, проделанную правозащитным сообществом республики в период массовых нарушений основополагающих прав граждан в ходе так называемых антитеррористических кампаний на территории Чеченской Республики. Это было время, когда и правозащитник, и любой гражданин не были застрахованы от насилия как с одной, так и с другой стороны конфликта. Все «прелести» того очень непростого времени я испытал и на себе. В этих же условиях проходило и становление государственных и гражданских институтов в республике. Мы помним, сколько было убито, похищено государственных служащих, сотрудников милиции, представителей духовенства, учителей, гражданских активистов. Помним массовые зачистки, обстрелы населенных пунктов, задержания на блокпостах и т. д. Страшное было время, и не дай Аллах кому-то еще раз пережить подобное. Именно поэтому считаю, что человечность должна быть сегодня определяющим фактором в деятельности любого чиновника, представителя власти на местах. К людям, перенесшим такое, нужно относиться с особым вниманием и чуткостью. Мы все должны ценить и беречь этот мир, который достался нам слишком дорогой ценой.

Нам удалось добиться преодоления практики поборов на приграничных с республикой блокпостах, когда ни одна машина, автобус не могли выехать или въехать в республику, не заплатив мзду.

Мы принимали участие практически во всех резонансных делах, возбужденных в отношении военнослужащих, совершивших преступления против гражданских лиц. Да, таких дел, к сожалению, было немного, но и они заставили нас напрячь все силы и возможности: приходилось, да и сейчас приходится, преодолевать колоссальное противодействие военных, российской общественности, которая не хочет признать этих «героев» преступниками. Нами создана база данных похищенных и пропавших без вести граждан. Были в нашей деятельности и громкие процессы. Такой процесс проходил в связи с выпуском издательством «Терра» Большой Энциклопедии, в которой целая глава была посвящена фальсификации чеченской истории. Такой же процесс был и с учебником по истории под авторством Барсенкова и Вдовина. У нас не было морального права оставить эти вопиющие факты без внимания, иначе мы оставляли будущим поколениям наследство не из приятных – ярлык предателей и врагов.

К огромному сожалению, несмотря на все наши усилия, нам так и не удалось поставить точку в вопросе похищенных и пропавших без вести граждан. И это при том, что проблема доводилась до высших лиц государства. Не удалось нам добиться и учреждения в Чеченской Республике лаборатории по идентификации эксгумированных тел. Решение этого вопроса, вопреки обещаниям, так и осталось обещанием. Без наличия такой лаборатории невозможно вскрыть места массовых захоронений. Погибших, понятно, уже не вернуть, но нужно перевернуть эту печальную страницу и освободить людей от тяжелой моральной ноши.

Нам удалось добиться определенных уступок центра в вопросах компенсации жертвам конфликта, но есть еще много вопросов, решения которых мы будем добиваться и дальше.

И сегодняактуальным остается вопрос нарушения прав уроженцев Чечни, отбывающих наказание в российских колониях. Недавнее убийство уроженца Чечни Султана Исраилова в ИК № 2 Челябинской области – наглядное тому подтверждение.

Пытки и издевательства в российских тюрьмах – болезнь самой системы ФСИН России. Мы неоднократно поднимали на федеральном уровне вопрос необходимости её кардинальной реформы. Руководство республики пыталось решить эту проблему путем перевода уроженцев Чечни для отбывания наказания в республику или в ближайшие регионы РФ. Но мы не получили поддержку федерального центра.

На протяжении многих лет мы следим за ксенофобскими проявлениями в российских регионах. Так было, к примеру, во время античеченских событий в Кондопоге, Пугачеве, Невиномысске и других городах. Мы предлагали конкретные шаги для решения проблем в межнациональной сфере. Так, много лет мы предлагаем создать полноценное федеральное ведомство по делам национальностей. Спустя годы было учреждено агентство, занимающееся этой сферой, однако о его деятельности общественность мало что знает. А проблемы в межнациональной сфере никуда не исчезли, они просто отодвинуты. К примеру, в мой адрес до сих пор продолжают поступать десятки обращений о преследованиях, подлогах и фальсификациях уголовных дел правоохранительными органами на почве национальной неприязни.

Наша деятельность по защите прав человека тесно связана с теми проблемами, с которыми сталкиваются жители нашей республики. Так, масса проблем у граждан в связи с так называемым отказным фондом. Другой пример такой связи – проблема невыплат компенсаций за материальный и моральный ущерб жителям республики. Сегодня я могу сказать, что наша совесть чиста. На протяжении всех лет работы мы делали все, что от нас зависело, чтобы помочь людям. Делали это честно, в рамках своих полномочий и возможностей.

Главным достижением правозащитного института, неправительственных правозащитных организаций, всего гражданского общества Чеченской Республики является осознание значительным количеством её жителей своих прав, их готовность защищать свои права законными способами. Таких людей с каждым годом становится больше. Значит, без сомнений, у чеченского общества есть будущее. Это самое важное!

– Нурди Садиевич, в начале марта был снят с этапа, а следом и амнистирован фигурант резонансного дела, подполковник в отставке Валерий Минин, обвиняемый в пытках жителя Грозного Зелимхана Мурдалова. Реабилитирован и Александр Прилепин, разыскивавшийся по этому делу?

– Да, это дело нам знакомо в деталях, впрочем, как и все остальные дела подобного характера. Мне тяжело давать оценку с моральной точки зрения и с точки зрения законности принятых в отношении данных лиц решений. Что не вызывает никаких сомнений, так это то, что преступления подобного рода не имеют срока давности, им нет оправдания. Сотрудники Ханты-Мансийского ОМОН фигурируют во многих уголовных делах и они оставили о себе в Чечне нехорошую память. Большинство преступлений на территории Грозного ими было совершено в 2000-2001 годах. В республике до сих пор с содроганием помнят здание интерната для глухих детей, которую сотрудники этого ОМОН превратили в тюрьму. По свидетельствам выживших в этом аду жертв, там пытали и убивали задержанных в городе людей. Большой резонанс получили дела Зелимхана Мурдалова, Алаудина Садыкова, Рамзана Алаудинова и других. Дело Садыкова рассматривалось в Европейском суде по правам человека. Один из обвиняемых по этому делу, некто Захаров, в 2011 году был задержан, кажется в Москве, и доставлен для следственных действий в Грозный. Однако под давлением общественности в лице патриотических союзов и властей ХМАО Захаров через несколько месяцев был освобожден «по состоянию здоровья» и вернулся домой.

Мне непонятна логика определенной части российской общественности, которая пытается возвести преступников в героев и представить их жертвами войны. Они не понимают, что речь здесь не в чьей-то мести, а в элементарной человеческой справедливости. Мне также непонятна логика прокуроров, адвокатов, судей, оправдывающих последних и выносящих им щадящие приговоры.

Уверенные в своей безнаказанности и с богатым опытом убивать эти отморозки возвращаются в российские города и многие из них убивают просто так, по привычке. Примеров участия бывших «ветеранов» в убийствах, грабежах и разбоях уже в мирной жизни по стране сотни, если не тысячи! Российская общественность и СМИ в таких случаях почему-то не спешат их защитить. Никто в Чечне не собирается преследовать солдат и офицеров, воевавших в Чечне, не требует наказания летчиков, артиллеристов, танкистов за то, что те бомбили и обстреливали города и села, хотя жертвами их деяний становились ни в чем неповинные люди. Речь в данном случае идет о тех, кто, оскверняя воинский мундир, честь офицера, зверски пытал, убивал и насиловал оказавшихся между молотом и наковальней мирных жителей, причем убивали они не только чеченцев, но и местных русских. Нередко они расстреливали и своих сослуживцев за то, что те пытались помешать казням и грабежам. Вина этих людей доказана и доказана она следователями, прокурорами, большая часть из которых не чеченцы, а самые что ни на есть русские люди. И осуждены они российским судом.

Что же до Минина и Прилепина, то общественность Чечни уже обратилась к Главе государства, руководителю Следственного комитета России. Но, если судить по своему личному опыту, вряд ли убийцы в ближайшее время предстанут перед судом. Но добиваться этого мы не перестанем никогда.

– И последний вопрос. Либеральные СМИ очень резко и критически реагируют на действия Рамзана Кадырова. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Все, как говорится, познается в сравнении. Прежде чем критиковать, нашим либералам не мешало бы вспомнить, в каком состоянии была Чеченская Республика, когда Рамзан Кадыров возглавил её. Осуждать легко, но не ошибается тот, кто ничего не делает. А Рамзан Кадыров делает. Он решил многие проблемы, которые казались неразрешимыми в обозримом будущем. Он делал все как хороший врач, которому приходится делать больному иногда больно, чтобы его вылечить. Зараженное всякими заразными болезнями чеченское общество нуждалось в лечении, которое не могло быть по объективным причинам безболезненным. Кому-то это надо было делать. История распорядилась таким образом, что роль врачевателя досталась Рамзану Кадырову. Я убежден, что историки всё разложат по полочкам и объективно оценят всё, что случилось в Чечне за последние 20 лет. Мне, честно признаюсь, трудно представить, что было бы, если, скажем, на месте Рамзана оказался бы кто-нибудь другой. Для того чтобы размотать клубок противоречий и проблем, в которых увязла Чечня, нужен был человек решительный, стойкий, если хотите, жесткий, но при этом любящий свой народ. Кто был в курсе тех событий, помнит, какое в республике царило беззаконие, какие огромные ресурсы просто расхищались. В Чеченскую Республику направлялись «варяги», которые ничего не могли и ничего по существу не делали для вывода республики из тупика. А Рамзан Кадыров шаг за шагом выправил ситуацию. Взять хотя бы вопрос о передаче функций по восстановлению республики из федерального центра в ведение республики. Львиная доля федеральных средств, выделяемых для восстановления республики, банально разворовывалась, не дойдя до республики. Чечню тогда открыто называли «черной дырой» и многих это устраивало. О том, что огромная часть средств, выделяемых на республику, не выходит за пределы Садового кольца, в свое время говорил и Ахмат-Хаджи Кадыров. Если бы не решительность Рамзана Кадырова, Грозный, да и вся республика, представляли бы печальное зрелище и сегодня.

Мы все помним, сколько трудов, нервов стоило Рамзану Кадырову, чтобы было принято решение об отмене режима контртеррористической операции на территории Чеченской Республики, который сдерживал экономическое, финансовое восстановление республики.

Кадыров Р.А. имеет заслуги во всех областях жизни нашей республики. Так, для становления правозащитного движения в Чеченской Республике огромное значение имел его Указ № 451 от 06.12.2007 года «О дополнительных мерах по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республике».Это и решение больной для нашего общества проблемы кровной мести. Трудно оценить значимость её решения для послевоенной Чечни. Это и вопрос, связанный с умыканием невест, тоже нередко приводивший к кровавым разборкам и жертвам. Многие критиковали его запрет вступать в брак без обследования на ВИЧ. Но, посмотрите, сколько судеб было спасено благодаря этому волевому решению.

Особое место в деятельности Рамзана Кадырова занимает вопрос защиты прав верующих. Мы помним, как он оперативно отреагировал на вопиющий случай признания Южно-Сахалинским областным судом экстремистским материалом книги «Мольба (дуа) к богу: ее значение и место в исламе». Поводом для этого явились «Аль-Фатиха» и другие суры Корана. Рамзан Кадыров в данном случае защищал права не только мусульман, но и всех остальных верующих других конфессий. Он стал инициатором защиты всех священных писаний от посягательств несведущих в делах религии людей.

Неоценим вклад Рамзана Кадырова и в духовно-нравственное возрождение чеченского общества, создание условий для развития культуры, обычаев и традиций народов республики. За небольшой промежуток времени в республике построены десятки красивейших мечетей, медресе и школ хафизов. Построены храмы в Грозном, Науре и других населенных пунктах республики. Итогом деятельности Рамзана Кадырова стало создание необходимых условий для развития Чеченской Республики. И это самое главное его достижение.

– Спасибо за откровенный и честный разговор, за интересную беседу!

 

Беседу вел Абубакар Асаев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

"Кавказская политика" с Дмитрием Ефремовым "Русские в Чечне"

 

газета "Чеченский правозащитник"

Просмотреть архив газеты

 

журнал "Истоки"

Просмотреть архив журнала